Новое

Музыкальное видео – самый продвинутый и открытый для экспериментов формат

Музыкальное видео – самый продвинутый и открытый для экспериментов формат. Клипов выходит бесконечное множество, все они не похожи друг на друга. Обсудить особенности музыкального видео, тренды и режиссуру мы позвали кураторов факультета «Режиссура музыкального, рекламного и фэшн видео» Академии Коммуникаций Wordshop Андрея Мусина и Алёну Кукушкину.

– Прежде хотелось бы определиться, а существенна ли разница между музыкальным видео и, скажем, рекламой? Ведь оба формата ставят перед собой цель – продать. Только в одном случае товар, в другом – артиста.

– Начнём с того, что реклама не всегда преследует цель продать. Часто цель рекламы – создать знания о бренде. То есть иногда реклама обязана продавать. Иногда она выполняет другие цели. И с одной стороны, правомерно говорить о музыкальном видео, как о рекламном ролике. Например, в Каннах в этом году многие музыкальные видео участвовали в категории «реклама». Но это реклама лейбла. Артист не есть товар.

Товар появляется в ответ на потребности. Я хочу пить – вот товар, который удовлетворяет жажду. Я хочу есть – ну, принцип понятен. С артистом сложнее, потому что непонятно, какую потребность артист удовлетворяет.

Ещё есть особенность, что любая вещь в мире – пятиканальная. Она визуальная, аудиальная, физиологическая, психологическая и тактильная. У товара есть все эти пять каналов. Ты можешь пощупать, предугадать, какое удовольствие от пользования товаром ты получишь.

С музыкой сложнее. У музыки нет визуального образа. Том Йорк не есть визуальный образ музыки Radiohead. Конечно, он частично дополняет визуальный ряд музыки. Но чтобы укоренить музыку окончательно, нужен клип.

И здесь мы сталкиваемся со следующим. Если артист позиционирует и продвигает себя, как товар, то и музыкальное видео будет рекламным роликом. Красивые девушки, модные вещи, дорогие тачки. Это маркетинг чистой воды. На это есть спрос, значит, это можно продать.

Но есть и экспериментальная музыка, которая исследует мир, человека, открывает нам новые территории.

И понимание, с чем ты столкнулся – с исследованием мира или с товарным производством – даёт режиссёру ясную картину, что снимать.

– Чем отличается музыкальное видео тогда (в эпоху ТВ) от сейчас (в эпоху Digital)?

Раньше доступ к съёмке имели немногие, да и видео приклеивалось к определённым медиа, у которых «свои правила». У телека всё так: днём – мейнстрим, а ночью – экспериментальная музыка. Но это больше из-за аудитории.

Сейчас медиа работают круглые сутки, всё становится адресным. Зритель перестал быть анонимным. От этого проще, потому что если ты ищешь «Филиппа Киркорова», то и получать ты будешь аналогичную музыку. Не ищешь – не будешь. Плюс: ты сам выбираешь, откуда информацию получать. Будь то подписки на youtube, в telegram.

– Меняются ли предпочтения аудитории. И почему? Если я всю жизнь слушаю Киркорова, то трудно переключиться на Сироткина, например.

Окружение человека формирует его вкусы. И здесь сложно что-либо поменять. Если твоя мама сёрфер, твой папа – сёрфер, отдыхать вы ездите в Австралию, то очень сложно слушать «Наше радио». Окружение тебя не поймёт.

– Вопрос про популярность. Почему некоторые клипы выстреливают и получают бешеную популярность?

Как правило, эти клипы решают твою потребность здесь и сейчас.

Есть ещё один момент. Мы живём во время, когда каждый из нас – медиа. Ты получаешь информацию, распространяешь её. В зависимости от того, что ты лайкаешь и шеришь, ты будешь популярен или нет у своего окружения. И если все пошерили «Ленинград», а ты нет, то это будет урон тебе. И твоему медиа.

Ну и многое музыкальное видео делается виральным изначально, программируется сразу на то, чтобы его активно распространяли в социальных сетях.

– Влияет ли Instagram, видео в Facebook на то, что снимается?

Да, очень. Многое зависит от медиа, в котором ты размещаешь своё видео.

Например, Instagram – это такой капиталистический реализм. Как в идеале должна выглядеть жизнь. Поэтому в «Инстаграме» невозможны никакие неидеальные высказывания. Второе – в Instagram важна лента. Всё должно быть коротким.

В Facebook больше внимания уделяется виральности.

Важно, что люди потребляют контент с компьютеров, планшетов или мобильников. А это всегда маленький экран. Поэтому почти всегда в видео два плана. Вместо глубокого кадра, по которому надо путешествовать, всё сводится к оппозиции фон-объект. Быстрый клиповый монтаж, работа с цветом. Почти всегда ударный яркий кадр.


– Насколько музыкальное видео подвержено трендам? Вот кино точно подвержено, по крайней мере, мейнстрим. А здесь?

Из больших трендов – приключение без риска. Ты переживаешь набор чувств, эмоций, но ничем не рискуешь. Лично ты не употребляешь и не будешь употреблять наркотики, но можешь себе позволить сделать это в видео.

По факту сейчас музыка создаёт новую религию. Что делает религия? Она говорит тебе: ты будешь гармоничным и прекрасным, но для этого тебе нужно пройти большой путь. Музыка тебе это может предъявить быстро и сейчас.

Группа «Ленинград» – новая религия, со всеми присущими религии атрибутами. Там есть непогрешимое божество, находящееся на вершине, вне досягаемости. Вокруг него есть культ служителей. Есть сакральный язык: выглядеть ты должен так, вести себя так.

– Зачем людям новая религия?

Людям нужен дом. Весь мир – вражда, а в музыке мы находим спасение.

– Во многих музыкальных видео нет классического нарратива, а во многих показывается полноценное кино. Почему так происходит? Ведь если снимают и то и другое, значит, оба формата выигрышные?

Нарратив ценится всеми. Нарратив, по сути, это драма, которая строится по понятным законам, когда есть идея и контридея. Например, «Грибы». В чём идея? Нормальный человек должен иметь возможность отдохнуть так, как ему нравится. И неважно, как к этому относятся другие. Я и зритель хотим испытать эти чувства. А есть контридея: нормы, правила, которые касаются всех людей. Когда мы смотрим драму, мы смотрим, какая идея победит. В конце какая-то из идей должна восторжествовать.

И, если ты человек с ясными потребностями и целями, ты такие нарративы потребляешь.

Но если ты человек дезориентированный, твои вопросы миру слишком сложны и у тебя нет на них ответа, то ты идёшь на сторону постдрамы. Сюда входят ритуалы, сюрреализм, символизм. Может какие-то ценности ты поймёшь лучше, когда тебе покажут их в танце, например.

– Клип Sirotkin «Бейся Сердце, Время Биться» как раз про постдраму?

Песня точно да. «Всё, что страшно потерять. Надо потерять». Это первая стадия любого ритуала. Умри для прежней жизни, чтобы возродиться для новой.

Но в клипе много и драмы.

Как измеряется эффективность музыкального видео?

Глеб Лисичкин (“Kometa Music”) говорит простую вещь: один рубль равен одному лайку.

Есть ещё методическая оценка, когда прогноз строится на уровне сценария. Тогда учитывается маркетинг артиста, насколько будет актуален клип через год, два. В чём уникальность клипа, в чём его виральность. На этапе сценария это могут оценить музыкальные продюсеры, программные директора каналов.

Если мы говорим об учебной работе, то тут другой момент. Ты не можешь войти в индустрию с улицы. Поэтому музыкальное видео – визитка режиссёра. Ты показываешь его продюсерам и говоришь: смотрите, что я сделал с минимальным бюджетом. Классная картинка, уникальные локации, экспедиция. И вот как меня оценила аудитория (лайки, просмотры). Дайте мне больше денег, я принесу вам еще больше. Это единственный способ попасть в индустрию.

Имеет ли значение, какой трек берёт начинающий режиссёр? Он же может снять фан-клип для Adele, например.

Важно понимать, что профессиональный режиссёр отделяет личные вкусы, то, что у тебя на репите от того, что ты снимаешь. Можно любить Adele, но сразу снять для неё клип не получится.

Правильно, когда происходит синергия: молодой режиссёр, молодая съёмочная группа, молодой музыкант. Все они смогут обогатить друг друга. Это тяжёлый путь, но его должен пройти каждый.

Когда вы создаёте музыкальное видео, что для вас важнее всего: артист, трек, бюджет, желание поэкспериментировать или что-то ещё? (если по-другому задать вопрос, то: что вас манит, даёт вдохновение при работе с форматом?)

Мы недавно обсуждали, а что такого в Томе Йорке. Почему при достаточно непонятных компонентах такое сильное воздействие на аудиторию и абсолютный успех? Внешне – не Фредди Меркьюри. Ни по движению, ни по классической красоте. А при этом популярен! Мы пришли к тому, что Йорк позволяет заглянуть в ту часть души, в ту часть моего «я», которую я не вижу. Есть Алёна и Андрей, которых мы знаем, а есть ещё другая сторона этих же людей, о которой никто не подозревает. Там ты герой. Там для тебя создан этот мир. Йорк тебе даёт «ту» сторону. И это сильно подпитывает аудиторию.

Когда мы выбираем трек, мы должны понимать, что приобретём в итоге, в путешествие по какой планете отправимся.

Коппола говорил: для того, чтобы сделать хороший фильм, нужно задать вопрос, на который ты сам себе не сможешь ответить. Вот если в музыке есть этот вопрос, тогда всё отлично, ты можешь спокойно отправляться в путь. Потому что пока ты не ответишь, ты не остановишься. Но этот вопрос должен быть важен.

Если режиссёр хочет заниматься музыкальным видео, то какими чертами он должен обладать?

Повышенная музыкальность. Это ещё и способ организации материала. Музыка – наивысшая продуманность организации материала.

Понимание актуальности культуры. Культуры, как непрерывного процесса создания гармоничных ценностей.
____________________________________________________________________________________________________

Оригинал статьи: http://story.moviestart.ru/andrey_musin_i_alena_kukushkina

Интервью: Алексей Зотов
Фотографии: Екатерина Мусаткина
____________________________________________________________________________________________________

Подробнее о факультете «Режиссура музыкального, рекламного и фэшн видео»

Для получения подробной информации о факультете необходимо связаться со Светланой Шабаевой-Маркиной по почте nabor@wordshop.academy либо по телефону +7 (495) 233-66-31.

open

17 апреля весь день открытые лекции всех кураторов и всех факультетов Wordshop Подробнее