# Копирайтинг, Реклама

Талант — это фора в 40-50%. Но тот, кто работает на 70%, быстро обгонит талантливого

Сания Галимова учится в Wordshop на креативном направлении. Ее цель на ближайшие несколько лет — выиграть «Каннского льва». В этом интервью Сания рассказала, зачем ей нужен «Каннский лев», как она придумывает идеи в одиночку и почему выбрала Wordshop.

 

Расскажи, пожалуйста, чем ты занимаешься и на каких направлениях учишься в Wordshop?

 

Я работаю инхаус-маркетологом, руковожу отделом маркетинга в хостинге. Там нужно делать много всего, часть из которого — просто менеджерская работа. У нас небольшая компания, и мне приходится заниматься, в том числе, продуктовыми задачами. Там здорово и интересно, но у меня есть страх остаться инхаус-маркетологом, который сидит по ту сторону съемок и говорит: «Сделайте логотип побольше». Поэтому я пришла учиться в Wordshop. Сейчас я занимаюсь только Wordshop и работой, потому что работа занимает по восемь-девять часов в сутки, Wordshop занимает еще часов шесть в день, четыре из которых я трачу на лекции, а еще два на брейнштормы и домашние задания. Получается очень жестко. 

 

До этого я вела YouTube-канал про ментальное расстройство и хотела сделать приложение, которое автоматизирует большую часть работы, которую я делаю для сообщества. Сейчас я понимаю, что могу успешно продать эту идею своей компании. 

 

А на каких направлениях ты учишься?

 

Только на креативе. Если бы я была свободна весь день, то взяла бы больше направлений, но так остановилась только на креативе. Но я хожу на все факультативы, которые есть. И сдаю по ним зачеты. 

 

Кажется, ты — один из самых амбициозных студентов этого потока. Например, в начале учебы ты написала в общем чате, что твоя цель — выиграть «Каннского Льва». Дальше ты хочешь по-прежнему быть маркетологом общего профиля и завоевывать награды или все же планируешь уходить в креатив?

 

Я собираюсь уходить в креатив. Инхаус можно сравнить с врачами, которые хотят работать тихо и спокойно и идут в поликлинику. А тот, кто хочет развиваться и горит своей работой, пишет научные статьи и идет туда, где самая жара. 

 

В инхаус-маркетинге можно зарабатывать деньги, и вроде бы у меня получается, но это не то, что мне хочется делать. Я могла бы эти же девять-десять часов на работе заниматься креативом и становиться лучше, но вместо этого креативом я занимаюсь два дня в месяц, а все остальное время — продюсированием, ивентами и прочими задачами, которые не люблю. 

Ты часто работаешь одна над креативными брифами. Например, на курсе Олега Туманова часто на слайде с идеей стоит только твоя фамилия, также золото курса Свята Килессо по брифу LEGO ты тоже взяла в одиночку. 

 

У меня есть команда, с которой я работаю над Young Glory. С девчонками из этой команды у нас все круто, и мы работаем вместе. На курсе Свята мне просто не повезло с командой. Насколько я поняла, там были люди, у которых креатив был не профильным, а факультативным. И понятно, что они ушли вплотную работать над своими зачетами, и у них просто не было времени. В Wordshop я часто ощущаю, что многие студенты не работают. Потому что, когда надо что-то делать, они не организовывают себя и не организовывают других. И когда приходишь в команду, оказывается, что нужно снова делать все то же самое, что я делаю на работе — составить график, раздать задачи, проследить, чтобы все их сделали, снова собраться, опять придумать. В нашей группе по Young Glory все не так — я не одна там работаю, мы просим друг друга что-то сделать, и всегда понятно, что телега едет вперед. А тут стало понятно, что нужно не только всех организовать, но и ходить и спрашивать, сделали они это или нет. И это дольше, чем если я сделаю сама. Поэтому когда я поняла, что ничего не происходит, решила, что лучше одна все сделаю. И в день, когда я отправила Святу сделанный бриф, команда проснулась и спросила, что делать. Я ответила, что ничего. Ничего страшного в этом нет. Я понимаю, что у всех интенсивная учеба и большой объем домашних заданий и делать непрофильные задания, наверное, нет смысла. 

 

Для некоторых ребят такие ситуации — часть учебы. Если они еще нигде не работали или на учебе в университете у них не было командной работы, собраться сложно. А тем, кто уже пришел с каким-то багажом, проще организовать себя.

 

Я согласна с тем, что работа — это навык. Не у всех он есть. Кто-то может и не воспринять эту часть обучения через команду. Есть вещи, которые люди просто не любят и не хотят делать. Например, я ненавижу бухгалтерию. Но когда пришла на нынешнее место работы, поняла, что либо я начинаю все правильно записывать и вести бухгалтерию, либо просто вылетаю с работы. И это был неприятный опыт, потому что я чувствовала себя слабой. Мне кажется, в Wordshop люди либо переделают себя, либо просто весело проведут время, потратив немало денег.

 

А почему ты выбрала Wordshop и сравнивала ли нашу школу с другими? 

 

Я жила в Питере, в Москву переехала специально, чтобы учиться в Wordshop. Полина Забродская, на телеграм-канал которой я подписана, написала, что это лучшая школа. А я верю Полине и хочу повторить ее успех. Когда она написала про Wordshop, я просто поняла, что надо идти сюда учиться. Затем еще я подписалась на канал Ислома, он из прошлого выпуска. Я даже не рассматривала другие варианты. 

 

Ты сказала, что хочешь повторить путь Полины. Она начинала как копирайтер в BBDO в Москве, потом уехала в Милан и сейчас она креативный директор в Лондоне. То есть, ты хочешь стать креативным директором?

 

Да. Я умею организовывать людей. Я не люблю это делать, но делаю. Мне всегда казалось, что крут только тот, кто сам что-то делает. А кто только организовывает — не крут. А потом мой друг, который может эффективно управлять командами из двухсот человек, объяснил мне, что одна я могу работать максимум четырнадцать-пятнадцать часов в сутки, а если нас десять, то это время пропорционально увеличивается, и мы работаем круче. Тогда я начала учиться управлять другими людьми. Но моя цель не в том, чтобы стать креативным директором. Моя цель — работать с большими бюджетами и крупными брендами и компаниями. Для этого нужны крутые истории. А уже для этого придется стать креативным директором, работать в агентстве и делать еще много всего. 

 

А ты уже примерно понимаешь, куда пойдешь работать после Wordshop? Или сначала начнешь работать самостоятельно и организуешь свое агентство? 

 

Я думаю, что у меня пока недостаточно опыта, чтобы делать свое агентство. Я хочу пойти на стажировку в крупное сетевое агентство, потому что они чаще работают с крупными брендами. В конце курса я посоветуюсь с Олегом Тумановым. Объясню ему, что хочу делать рекламу для Super Bowl, и попрошу подсказать, в какое агентство идти джуниор-креативщиком. Это будет больно, потому что у меня резко станет меньше денег, но это жизнь. 

 

Очень круто, что ты понимаешь, чего хочешь, и готова жертвовать тем, что есть сейчас — доходом, должностью — и немного откатываться назад.

 

Должность может звучать очень красиво, но это не важно.

 

Давай теперь поговорим о брендах твоей мечты, потому что ты сказала, что хочешь работать с большими брендами, бюджетами и делать рекламу для Super Bowl.

 

Nike, IKEA, Pedigree. Я так особо не думала, но любой крупный бренд тянет за собой другие. 

А с кем бы точно не хотела работать?

 

Я думала об этом. Я бы точно не хотела продавать оружие, наркотики и работать с компаниями, которые подпольно занимаются работорговлей. Но в то же время, если к тебе приходит Ferrero Rocher, и ты знаешь, что бренд занимается работорговлей, ты все же думаешь, что это Ferrero Rocher и делаешь для них рекламу. То есть это все же вилами на воде писано. Поэтому глупо говорить об этом, пока это не произошло. 

 

Давай снова вернемся к наградам. Ты уже сказала, что выиграешь Льва. Какие еще награды ты хочешь получить и в какой перспективе?

 

В идеале, через год я выиграю первую награду. Но мне кажется, что в реальности это займет два-три года, потому что нужно сойтись с клиентом и важно, чтобы совпали другие факторы. Поэтому я не загадываю. Но я пришла в Wordshop, чтобы это произошло быстрее. Была возможность сразу уйти в агентство и учиться на работе, но я понимала, что такой переход будет болезненным, поэтому пошла учиться, чтобы смягчить эту боль. 

 

Я не особо разбираюсь в наградах. Но я знаю, что если у тебя есть «Каннский Лев», у тебя есть оффер в BBDO London. Это так же, как я поняла, что, если хочешь получить Льва — иди в Wordshop. Или, например, я хочу делать рекламу для Super Bowl, потому что там нет плохой рекламы. 

 

Это тактические идеи. Потому что я вижу две ступеньки, на которые хочу забраться, а между ними три вопросика. Нельзя продумать все пошагово, поэтому у меня есть глобальная стратегия, а тактика на то и тактика, чтобы на ходу разбираться. 

 

Мы отучились несколько месяцев. Можешь рассказать, что для тебя изменилось за это время?

 

Я поняла, что какие-то креативные методики я уже интуитивно использовала. У меня были обрывчатые знания, сейчас я восстанавливаю пробелы. Мне очень нравятся занятия с Андреем Мусиным, они суперкрутые. Я еще думала о том, что мне, возможно, легче делать домашние задания, чем другим, потому что что-то я уже знаю. Но при этом объем новых знаний настолько большой, что я боюсь, что это пролетает мимо меня. То есть на лекции я думаю, что это крутая информация, но так как я не применила ее потом десять раз на практике, времени в нужном объеме не хватает, то мне кажется, что многое пролетает. Но я думаю, что когда пойду работать в агентство, как-то вспомню все это и начну применять.   

 

Какие навыки из работы инхаус-маркетолога тебе пригождаются сейчас, помимо умения организовывать работу и понимания, что процесс нужно контролировать на разных этапах?

 

Как я уже говорила, какие-то методики я уже понимала, но мне дали их названия, и я их заново потренировала. Есть еще навыки, которые я получила до работы инхаус-маркетологом. Например, обучение математике в ВУЗе, потому что там все строго и системно. Еще, наверное, помогает то, что я более-менее умею писать тексты. Когда я была в девятом классе, написала Ильяхову, который искал себе стажеров. Я ему сразу сказала, что учусь в школе в Казани и хочу быть стажером. Он просто давал мне задания, я делала их, отправляла обратно, и так мы какое-то время переписывались. Сейчас по работе мне тоже постоянно нужно писать тексты, и это помогает. Например, если нужно сделать борд, я беру на себя текст.

А можешь еще рассказать, как ты в одиночку работаешь над брифами? Мы уже обсудили, что это не обязательный принцип твоей работы. Но как ты в одиночку ищешь идеи? По сути, ты же штормишь сама с собой?  

 

Бриф LEGO был интересен, потому что нам нужно было заставить креативить другого. А мы тут учимся заставить креативить себя. Моя любимая метода — набрать как можно больше референсов и кейсов по теме, положить все это в голову и подождать. Мозг — замечательная штука. Я обожаю свой мозг, потому что он много работы делает самостоятельно. Я закидываю туда информацию и через какое-то время ко мне приходит решение. Я редко делаю что-то свое, чаще адаптирую или объединяю чужое и получается что-то новое. Иногда мне кажется, что я делаю это слишком явно. 

 

Например, как-то мне показалось, что я принесла Олегу Туманову чуть ли не один-в-один его идею, но он увидел в ней другое прочтение. Или на курсе Свята у меня была идея — браслет для танцев для неслышащих людей. Я потом посмотрела — у Apple Watch есть подобная функция, но она не оптимизирована под музыку. А я придумала это тоже на основе идеи какого-то браслета, который жужжал, потом я вспомнила про глухих людей, а затем вспомнила фильм «Запах женщины». Неслышащие люди ориентируются на вибрации. И на дискотеках это тоже может быть. Если ты можешь прийти на вечеринку и тебе нужно всем объяснять, что ты не слышишь — это не круто. А если ты приходишь на вечеринку, танцуешь весь вечер с девушкой и проводишь с ней время в шумном месте, а потом она узнает, что ты глухой — это вау! И я подумала, что если бы я была глухой, то с этим браслетом я была бы клевой. Вот так я примерно и придумываю.:)

 

А ты не хочешь продать эту идею Apple или другой такой компании?

 

Нет, потому что у меня нет сил и времени продавать идеи компаниям. Я лучше приду в агентство, там меня засыпят брифами, и я буду придумывать идеи. Но в то же время… Когда мы сделали кейс для Young Glory, где нужно было помогать малому бизнесу в пандемию, я придумала Красную книгу ресторанов, которые выживают и им нужно определенное количество заказов каждый день, чтобы платить зарплаты и покрывать другие расходы. Я об этом вспомнила, потому что моя подруга открыла ресторан и часто рассказывала, что им не хватило два или три заказа, чтобы выйти из минуса. И я подумала, что такие рестораны можно помечать на карте, чтобы человек, который выбирает доставку еды, видел, что близлежащие рестораны нуждаются в помощи и  заказывал у них, а не у гигантов типа Burger King. Когда мы делали борд, нужно было показать, как это будет выглядеть в приложении Uber Eats. Мой муж — дизайнер, он помогает мне с домашними заданиями, потому что в нашем наборе много арт-директоров, которые не владеют программами. За четыре часа до отправки мы с ним сели делать борд, я ему сказала, что надо добавить на борд крест из пластырей. Он предлагал поставить еще подорожники, но я отказалась, потому что об этом знают только в России, а я подаюсь на международный фестиваль. Еще и цвет долго выбирали. А через четыре дня я открываю «Яндекс.Еду», и там мои крестики из пластырей по всей карте, нажимаешь — написано «Помоги малому бизнесу». У меня два варианта — эта идея пришла одновременно двум креативщикам или просто у нас есть кто-то из «Яндекс.Еды». Поиск в чате не выявил кого-то из «Яндекс.Еды», поэтому кажется, что это просто совпадение. 

 

Вы уже подавали какие-то идеи на Young Glory?

 

Да, и я, наверное, буду участвовать в Future Lions. У меня есть кинопродюсер, с которым мы уже сделали несколько проектов, и он заинтересован в том, чтобы мы вместе сделали кейс для этого фестиваля на основе идеи для LEGO. Я пока не понимаю, нужно ли дорабатывать идею. Меня не сбивает первое место по этому брифу на курсе Свята Килессо, потому что все мы — только студенты. Возможно, для Future Lions это недостаточно хорошо, и я буду думать, как доработать идею. 

 

Я пока не думаю, что я такой уж талантливый креативщик, но я понимаю, что надо учиться. И я верю, что талант — это просто фора в 40-50%. Но если кто-то работает на 70%, он быстро обгонит того, кто пытается выехать только на таланте. Поэтому я пришла в Wordshop, чтобы научиться этому. Некоторые злые языки пытаются меня убедить в том, что у меня нет таланта и этому нельзя научиться, но я им отвечаю: увидимся через 5 лет. 

 

Что бы ты хотела пожелать себе на будущее и своим одногруппникам?

 

Одногруппникам — найти классную работу, чтобы была практика в хорошем месте и процесс шел с удовольствием. Себе, в общем-то тоже. Я надеюсь, что попаду к хорошему креативному директору, который увидит во мне потенциал, захочет работать именно со мной и давать мне интересные кейсы. Потому что, как я понимаю, сейчас главное — не агентство, а креативный директор. Это как в школе — когда дети идут в первый класс, главное — попасть к хорошей учительнице. Вот точно так же для джуниора — важно попасть к креативному директору, который будет верить в тебя и растить крутого креативщика.